Поговори со мною, мама!

Нет, это не мать, это какой-то дремлющий вулкан! С ней же разговаривать невозможно.

Главное, ничего плохого не думала же. Поговорить просто хотела. Нет, ну просто поговорить, поболтать. Как вот с Наташкой мы говорим. Кстати, Наташкина мама как-то это умеет – просто болтать. О тряпках, фильмах, косметике. О скидках на кроссовки. О кошках. Не знаю, еще о чем.

            Повезло, блин, Наташке.

А мне нет! Я ей: «Как ты думаешь, мне челку лучше отращивать или сделать асимметрию?» А она мне: «Ты уроки сделала?» Ну, я же не дура. Я говорю: «Сделала». Думаю, теперь все нормально будет. Ну да, как же! Я ей сказала, что меня Семенов на день рожденья пригласил. А она: «Как у тебя дела с математикой?» И таким тоном, как будто я ей сто баксов должна! Блин. Ну, невозможно. Я говорю: «Ма, нормально у меня с математикой. Я же поговорить с тобой хочу. Ну, как с Наташкой мы говорим. Пообщаться. Как бы».

Ну, и про Наташкину маму ей сказала. Как лучше хотела.

И как вы думаете, что услышала? «Ты как с матерью разговариваешь? Хамка!»

Думаю, ладно. У нее же нервы как бы. Работы столько, бабушка себя плохо чувствует, ремонт вот тоже скоро. Я не понимаю разве? Нормально я понимаю. Помочь, правда, не могу, но все равно же жалею ее.

«Мам, - говорю, - успокойся. Чего ты?»

Фиг там! Мать как разорется. «Ты, - кричит, - всякую совесть потеряла! Обращаешься со мной как со своими подружками! Тоже девочку нашла! В комнате бардак, в дневнике двойки! Шляешься неизвестно с кем! На мать наплевать совершенно! И еще рот будет мне затыкать. Нахалка!»

Ну, ужас!

Хотя у меня в дневнике не двойки, а одна двойка. По физике. Это я домашнее задание не то сделала нечаянно. И в комнате не такой уж бардак. Я за пять минут убрать могу. И шляюсь не неизвестно с кем, а с Маринкой и Наташкой.

Я ей об этом сказала, а она хуже разоралась. Кричала, что пререкаться я умею и с парнями шляться умею, а посуду помыть не умею. Лучше бы я молчала. Как бы. Потом думаю: «Ну да. Посуду я, на самом деле, не помыла».

 

Пошла мыть, а она меня от раковины отпихнула (я аж отлетела) и снова заорала. Что ей от меня ничего уже не нужно. Что ни одно дело я толком сделать не умею. Что посуду после меня приходится перемывать. И потом опять, что шляюсь неизвестно где и неизвестно с кем. А на родителей наплевать совершенно.

Блин, ну что ей отвечать?

И потом, что значит «шляюсь»? Гуляю с друзьями. А что, мне дома все время сидеть, на маму с папой любоваться, как они телевизор смотрят? Или как тогда? В смысле, я понимаю, что она как бы хочет пообщаться. Ну а зачем орать? Я же тоже хочу пообщаться. Вот как раз пытаюсь. Хотя, кто бы знал, как это трудно.

Я уже свои базары фильтровать начала. В смысле, стараюсь не сказать ничего лишнего, только нейтральное вообще. Чтобы она не прицепилась и кричать не начала. Бывает, что и не кричит, но тогда – морали читает. Как будто можно только то или только это. А нормально разговаривать нельзя?

«На мать тебе наплевать!»

Она же знает, что не наплевать, а все равно. Интересно, зачем? Чтобы я - что?

Не понимаю.

Но самое коронное вот это: «Как ты с матерью разговариваешь?! Девочку нашла! Хамка!»

Она, что, думает, если просто со мной поговорить, без моралей и крика, это будет унизительно? Или как тогда?

А мне бы так хотелось, чтобы с мамой можно было обращаться именно как с подругой! Дружить, в смысле. Чтобы и поболтать, и посоветоваться, и ее тоже выслушать. Какие у нее там проблемы, например.

Ну, спросила как-то: «Мам, а как у тебя дела?» А она такое лицо сделала, как отмороженная какая-то. Ой, извините. Но точно, как отмороженное лицо у нее стало. Не в ругательном смысле. Руки на груди сложила, брови подняла и спрашивает, тихо так (я чуть сквозь пол не провалилась!): «А тебе что, это неизвестно?» Я не врубилась, и говорю: «Нет». Тут она опять на меня как уставится. И говорит: «Тогда я не понимаю, о чем с тобой разговаривать». И вышла.

Я поняла: это она про бабушку. Нет, ну я понимаю, что бабушка плохо себя чувствует. А что, кроме бабушки ни о чем больше нельзя разговаривать? О многом же можно еще поговорить. Как там у нее на работе, например. Или какой тон краски она в этот раз использовала (прошлый шел ей больше). Или там про сапоги.

Она же час разговаривала про сапоги с тетей Тамарой! Я сама слышала! А я не человек, что ли?

Мы могли бы вместе ездить на море. Или, там, на концерт сходить. В парикмахерскую. Как Наташка со своей мамой. Тетя Люба даже на Наташкин день рождения в компании не то, что мешает, а даже веселее с ней. Шутит со всеми. Клевая такая тетка.

Моя мама тоже могла бы так. Если бы хотела.

Только мне кажется, она хочет лишь кричать и ругаться. И чтобы я всегда помнила, какая я плохая.

Когда у меня будут дети, я с ними так обращаться не буду никогда.

Вот увидите.

 

LANDO
2007 Copyright © Skola+